Красноярский край Красноярский край
3 марта 2018, 01:21 нет комментариев

Суд не подтвердил возникновение права на защиту при ОРМ

Поделиться

Фото с записи камеры наблюдения, предоставленной Павлом Киреевым

Адвокат Дмитрий Редькин, представляющий интересы недопущенного защитника Павла Киреева и его доверительницы, рассказал «АГ», что суд хоть и отказал в удовлетворении жалоб, однако не нашел объяснений тому, на каком основании силовики сделали из гласного ОРМ закрытое для посторонних событие и по каким причинам они воспрепятствовали адвокату осуществлять свою работу.

13 февраля Центральный районный суд г. Красноярска вынес постановление по делу, связанному с проведением оперативно-розыскных мероприятий, во время которых адвокату силой препятствовали в оказании юридической помощи.

Напомним, ранее «АГ» сообщала, что адвокат Павел Киреев обжаловал действия сотрудников УФСБ, которые столкнули его с лестницы, когда он пытался пройти в офис компании, где проходили ОРМ. В офисе в тот момент присутствовали сотрудники этой компании, в том числе и бухгалтер, рассчитывавшая на помощь адвоката.

Суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону адвоката, пояснив, что объективных препятствий к его допуску для оказания юридической помощи не установлено. Суды указали, что по смыслу ст. 16 УПК РФ обеспечение права на защиту является одним из принципов уголовного судопроизводства, действующих во всех его стадиях. «Правом на защиту обладает любое лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица», – значится в постановлении судьи Центрального районного суда г. Красноярска.

Однако 31 октября 2017 г. Президиум Красноярского краевого суда склонился на сторону прокуратуры, которая в кассационном представлении указала, что в постановлении о проведении ОРМ, с которым пришли сотрудники ФСБ, фамилии бухгалтера не было. Соответственно, пришли не к ней, а это значит, что ее права не были нарушены. Тот довод, что изымались налоговые документы, а бухгалтер потом может оказаться подозреваемой по уголовному делу, рассмотрен не был. Таким образом, прокуратура указывала на то, что бухгалтеру помощь адвоката не требовалась. Судебные акты нижестоящих судов были отменены, а дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Повторно рассмотрев дело, первая инстанция отказала в удовлетворении жалобы заявителей на действия сотрудников ФСБ России, выразившиеся в недопуске адвоката к месту производства ОРМ и повлекшие нарушение права как на оказание, так и на получение профессиональной юридической помощи. Также суд прекратил производство по жалобе на оперативных сотрудников ФСБ, так как не обнаружил предмета рассмотрения, предусмотренного ст. 125 УПК РФ.

В мотивировочной части решения суд согласился с очевидностью факта недопуска адвоката к месту ОРМ. При этом суд отметил, что во время проведения ОРМ действительно можно пользоваться квалифицированной юридической помощью, однако для этого должно быть соблюдено условие: во время ОРМ должны осуществляться действия, направленные против лица, которое обращается за такой помощью. В свою очередь, бухгалтер не нуждалась в помощи адвоката, что подтверждается ее подписью в постановлении, которой она закрепила свой отказ быть участником ОРМ.

Относительно поведения доверительницы адвоката Павла Киреева суд особо подчеркнул, что в рамках ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности…» оно расценивается как воспрепятствование осуществлению оперативно-розыскных действий. В частности, так квалифицируется ее отказ предоставлять доступ к офисным помещениям.

В части постановления, где обосновывается законность недопуска адвоката, суд констатирует, что ограничение передвижения было законным и связано с потребностью поддержания порядка при ОРМ, а значит, не может расцениваться как злонамеренное препятствие адвокату. Также суд указал на отсутствие в ордере адвоката конкретного предмета соглашения с доверительницей, заметив, что пометка «на всех стадиях» является недостаточной для подтверждения конкретных полномочий адвоката.

Отдельно суд разъяснил, что действия оперуполномоченных, не участвующих в ОРМ, не подлежат обжалованию, так как они не были вписаны в протокол. В их обязанности входило силовое сопровождение ОРМ и с выявлением преступлений они никак не были связаны. Таким образом, любые их действия могут быть обжалованы в ином порядке, а не по ст. 125 УПК РФ.

«Если говорить о мотивировке, то суд при повторном рассмотрении дела пошел по пути наименьшего сопротивления. То есть он максимально формализовал события, которые происходили. Кроме того, он вывел из-под удара оперативных сотрудников, которые непосредственно проводили оперативно-розыскное мероприятие, указав, что на самом деле они ни в чем не виноваты, поскольку их вовремя не предупредили бойцы спецназа, которые сопровождали мероприятие», – прокомментировал «АГ» постановление адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Дмитрий Редькин, представляющий интересы адвоката Павла Киреева.

При этом защитник отметил, что, по сути дела, суд не нашел аргументов к тому, почему адвокат не мог быть допущен к доверительнице: «Суд не дал объяснений тому, на каком основании сотрудники в принципе сделали из гласного ОРМ некое закрытое для посторонних событие».

Дмитрий Редькин добавил, что настроен на дальнейшую борьбу за признание незаконным недопуска Павла Киреева к его доверительнице. «Со своей стороны мы точно будем обжаловать данное постановление в суд апелляционной инстанции. Мы будем обжаловать действия уже не конкретных сотрудников, а всего управления ФСБ по Красноярскому краю в порядке, предусмотренном КАС РФ», – заключил защитник.

Источник: Адвокатская газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Охотин Сергей Владимирович

Охотин Сергей Владимирович

Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3437 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ